• Домашние животные — «хозяева» своих владельцев

    Коты знают о нас больше, чем мы о них.

    Исследования показали, что обычные домашние коты и кошки за пять с половиной тысяч лет сосуществования с человеком научились манипулировать нами посредством обычного мяуканья.

    Новая теория позволяет предположить, что коты прекрасно знают, как мы отреагируем на производимые ими звуки и пользуются этим в корыстных целях.

    Опыты проводил Николас Никастро (Nicholas Nicastro), ассистент профессора психологии Майкла Оурена (Michael Owren), работающего в лаборатории психологии голоса и звука при Корнельском Университете (Cornell University’s Psychology of Voice and Sound Laboratory).

    По мнению Никастро, домашние коты совсем иначе используют диапазон своих звуков, по сравнению с дикими котами, несмотря на близкое родство. Для того, чтобы проверить свою гипотезу, Никастро сопоставил реакцию людей на звуки, издаваемые домашними котами. Для «чистоты эксперимента» он использовал также «акустический» спектр диких котов.

    В эксперименте участвовали 12 домашних котов (двое из них — любимцы самого экспериментатора), которые предоставили около ста различных звуков. Каждый звук соответствовал некоторому сценарию кошачьего поведения. Никастро записал мяуканья голодного кота, кота, сопротивляющегося расчесыванию, урчащего, шипящего кота и так далее.

    Николас Никастро: «Присмотритесь, и вы поймёте, что они нами управляют».

    В общем, он собрал фонотеку всех возможных мяуканий, какие только доступны человеческому слуху. Иные звуки (общение кошки с котятами и, например, с котом) в расчёт не брались. Кстати, по высоте тона звуки, издаваемые кошками, охватывают диапазон от 75 до 1520 Гц.

    На следующем этапе учёный пригласил к участию в эксперименте двуногих волонтёров. Их он разделил на две группы. Первая (26 человек) должна была классифицировать и сгруппировать мяуканья по степени выраженного в нём удовольствия и удовлетворения. Вторая группа (28 человек) занималась тем же, но критерий отбора был противоположный — классификация по степени выраженности агрессивности.

    Что же выяснилось?

    Самые благоприятные «мяу», выражающие кошачье счастье, радость и благодушие, были менее продолжительными, производились на высокой частоте и их мелодия, как правило, движется от высоких тонов вниз, к более низким. Предупреждающие и напряжённые «мяу» — соответственно, наоборот — длятся дольше, «поются» на низкой частоте и «по восходящей». Причём оказалось, что предостерегающих и приятных одновременно звуков в адрес человека коты практически не издают.

    По словам Никастро, коты чётко дифференцируют звуки, выражающие приятные ощущения, и звуки, привлекающие внимание. Кроме того, звуки предупреждающие гораздо более резкие и неприятные, а звуки счастья и благодарности не требуют реакции человека.

    По мнения психолога, эта закономерность — ничто иное, как очевидная система манипулирования вниманием человека. Коты однозначно и жёстко информируют нас относительно своих намерений с целью привлечь наше внимание. Также, варьируя звуки, они могут успокаивать нас и, тем самым, рассеивать наше внимание. Это вполне стройная, сложная и грамотная система взаимодействия на основе управления. Проще говоря — манипулирование.

    Дальше Никастро отправился в южноафриканский зоопарк в Претории (Pretoria, South Africa). Здесь он записал диких котов, которых считают непосредственными предками котов домашних. Эксперименты ещё продолжаются, но промежуточные результаты показали, что люди не только не могут понять кошачий запрос, но и вообще не могут идентифицировать животное, издающее звук.

    Дело в том, что дикие коты издают более резкие и менее музыкальные звуки. По словам волонтёров, весь этот кошмар либо принадлежит леопардам, либо котам, накачанным стероидами. В общем, понимания — ноль.

    Отсюда следует, что домашние коты за многие века «выработали» специальный язык, понятный человеку, с учётом человеческого диапазона восприятия и психологии. Проще говоря, приручили. Обращает внимание и то, что между собой коты общаются на более сложном уровне, с захватом частот, которые мы просто не в состоянии услышать.

    Считается, что история отношений человека с кошками насчитывает пять с половиной тысяч лет, и первыми, кто должным образом отреагировал на «мяу» были египтяне, которые могли приговорить к смертной казни за убийство кота, который был священным животным. Сегодня в одних только Штатах живёт около 90 миллионов домашних котов, каждый из которых ежедневно улучшает свои способности к манипулированию.

    По мнению Никастро, отчасти развитию таких феноменальных коммуникативных навыков способствовало и то, что коты живут не более 20 лет, что в 2-4 раза короче человеческой жизни, следовательно, по их, кошачьим, меркам, поколения сменяются гораздо чаще, и передача опыта происходит более интенсивно. Не говоря уже о способностях к раннему обучению и рано наступающей, в том числе физиологической, зрелости: 8-10-месячного кота можно сравнить с 17-летним юношей.

    Дуглас Нельсон: «Это не сенсация – это естественный ход эволюции».

    Никастро полагает, что его открытие — и не открытие вовсе, да он к этому и не стремился: о том, что одомашнивание меняет modus vivendi (образ жизни) животного, было известно давно. К примеру, есть данные о том, что собаки способны отследить направление взгляда хозяина, а лошади способны почувствовать малейшие движения мышц всадника или отреагировать на жест.

    Однако, согласитесь, о «подстраивании» способа коммуникации одного вида под другой до сих пор речь не шла. Причём, это не подражание (как в случае с попугаями), а, если так можно выразиться, осознанное «переключение» с жёсткого «мааао!» на мягкое «мяу».

    Естественно, исследования Никастро тут же подверглись критике: не надо, мол, делать поспешных и далеко идущих заключений. К примеру, профессор биоакустики университета Огайо (Ohio State University) Дуглас Нельсон (Douglas Nelson) заявил, что изменённый звуковой диапазон очень просто объяснить необходимостью котов в «налаживании контакта» с человеком — самый что ни на есть естественный отбор и адаптация с целью выживания.

    Действительно, послушайте, как домашние коты общаются друг с другом: резче, чётче и более «дико» — проще говоря, изъясняются на первородном своём наречии. С человеком так нельзя, с человеком надо мелодичнее, иначе шансы на ужин уменьшатся.

    Что-либо внятное о работе Никастро пока не берутся писать ни бихевиористы. ни биологи, ни психологи Корнельского университета. Работа ещё продолжается, но, кажется, учёному удалось привлечь внимание к незаслуженно мало изучаемых «котам обыкновенным». Как говорит сам Никастро, «мы больше знаем про диких обезьян, чем про животных, которые каждый день болтаются у нас под ногами».